Ru
En
Наше мнение

Только по сути

07 октября 2019

Суд счел положения страхового закона неконституционными

«Наделение Банка России полномочием действовать властно – обязывающим образом правомерно в той степени, в какой такие действия не отменяют и не умаляют права добросовестных участников», – говорится в постановлении Арбитражного суда Москвы о признании недействительными приказов ЦБ об отзыве лицензий у страховой компании «Респект» и назначении там временной администрации. Решение по иску владельца «Респекта», «Русстройпроекта», суд вынес 13 сентября. ЦБ оспорит это решение, указал его представитель и других комментариев не дал.

«Респект» был крупнейшим (около 70% рынка) страховщиком ответственности застройщиков, пока в декабре 2018 г. ЦБ не запретил ему работать на этом рынке, а в мае не отозвал лицензию: страховщик практически не вел выплат, систематически нарушал права и законные интересы потребителей. «Респект» вместе с «Наско», «Ангарой» «Опорой» и «Трудстрахом» входил в неформальную страховую группу, а в «согласованных действиях» их руководства и собственников ЦБ выявил признаки вывода активов. Четыре компании связывают с Александром Кондратенковым: сам он это отрицает, в отношении его возбуждено уголовное дело.

Три предписания

Отзыву лицензии у «Респекта» предшествовали три предписания ЦБ. Первые два связаны с отказом в страховых выплатах 35 дольщикам: компания объясняла это признанием договоров недействительными третейским судом – судья с этим согласился. «Респект» добровольно решил произвести выплаты дольщикам для снижения социальной напряженности – это не должно быть использовано против страховщика и расцениваться как нарушение сроков выплаты, решил суд: нарушения на момент вынесения предписаний отсутствовали. А рабочая группа ЦБ в акте проверки не написала об их устранении.

Третье предписание ЦБ вынес, когда установил, что «Респект» и компания с таким же названием заключили агентский договор: страховщик формировал обязательства по договорам ответственности застройщиков в отсутствие фактических денег от агента. Кроме того, ЦБ посчитал, что только страховщики могут исполнять обязательства по договорам, и отдельно отмечал, что между страховщиком и агентом были договорные отношения. Это свидетельствовало о наличии «угроз правам и законным интересам страхователей, застрахованных лиц и выгодоприобретателей»: ЦБ ввел запрет и ограничение на совершение отдельных сделок.

Выводы ЦБ основаны на неверном толковании норм закона и несостоятельны, посчитал суд: то, что страховщик формировал обязательства по договорам в условиях отсутствия поступлений, и есть исполнение закона. Более того, закон прямо не запрещает перечисление агентом денег страховщика в счет исполнения обязательств последнего. ЦБ также не аргументировал, в чем конкретно выразилась угроза правам и законным интересам страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей и стабильности страхового рынка – суд в исполнении страховщиком обязательств не увидел ни угроз, ни необходимости применения к «Респекту» мер надзорного реагирования.

ЦБ ни в акте проверки, ни в предписании не объясняет причинно-следственную связь между действиями «Респекта» и нарушением страхового закона, заметил судья.

Неконституционная норма

ЦБ вправе ввести ограничения и запрет на совершение отдельных сделок, ограничить или приостановить действие лицензии на основании пункта 4 статьи 32.5-1 закона «О страховой деятельности» – если страховщик неоднократно в течение года нарушал требования к финансовой устойчивости и платежеспособности, не исполнял предписаний ЦБ, предоставлял ему недостоверную информацию или совершал действия, создающие угрозу правам и законным интересам страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей.

В указанной норме права отсутствуют: критерии, когда и какие из указанных санкций может применять ЦБ, основания для принятия им решения о квалификации действий страховщика как создающих угрозу правам и законным интересам страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей и (или) угрозу стабильности финансового и страхового рынка, пишет суд: эти положения дают ЦБ необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил и являются коррупциогенным фактором. У ЦБ появляется неограниченное право при их применении, чем нарушается принцип верховенства права и правовой определенности, закрепленный Конституцией, решил суд: примененная ЦБ норма неконституционна и характеризует действия регулятора как «произвольные, основанные на усмотрении отдельных сотрудников», так как она применялась в отсутствие обязательного порядка – без указания основания для применения меры.

Отзыв лицензии

Вывод ЦБ о наличии оснований для отзыва лицензии у страховщика не обоснован – отсутствовали все элементы предусмотренного состава оснований, решил суд. Они должны в совокупности содержать: неоднократность нарушений требований страхового закона (за исключением финансовой устойчивости и платежеспособности), применение надзорных мер в отношении страховщика и то, что они применяются из-за нарушения страхового закона.

Первые два предписания не могут быть применены в целях отзыва лицензии – это нарушение требований финансовой устойчивости и платежеспособности, они исключены из оснований для отзыва лицензии. В третьем предписании ЦБ не сообщил, что он считает нарушением требований страхового закона, поэтому оно не связано с конкретными нарушениями и не может быть применено в целях отзыва лицензии, пишет суд. Отсутствовал и признак неоднократности: выявленные при одной проверке нарушения нельзя считать неоднократными.

Отзыв лицензии – исключительная мера, ссылается суд на определение Конституционного суда, она должна быть соразмерной допущенным нарушениям, формальных признаков для этого недостаточно. Избранная ЦБ мера несоразмерна нарушениям страховщика, а также их характеру, причинам и условиям, сделал вывод суд: отзывая лицензию, ЦБ, с одной стороны, допускает искажение обстоятельств дела, а с другой – влечет нарушение прав дольщиков. Отзыв лицензии у компании не соответствует критериям справедливости и чрезмерен: применяемые государственными органами санкции должны отвечать требованиям Конституции, соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерными конституционно защищаемым целям и ценностям, исключать возможность их произвольного толкования и применения, решил суд.

Согласованный вывод

«Респект», «Опора», «Наско», «Ангара» и «Трудстрах» входили в неформальную страховую группу. Временные администрации компаний выявили признаки вывода активов в «согласованных действиях» их собственников и должностных лиц.
Ущерб от деятельности «Наско» составил 4,2 млрд руб., «Респекта» – 3,3 млрд, «Опоры» – 1 млрд, «Ангары» – 1,6 млрд, писал РБК со ссылкой на данные ЦБ из материалов уголовного дела против Кондратенкова.
Источники: ЦБ, РБК

Важный момент

Первый важный момент в вынесенном решении суда связан с тем, что суд указывает на наличие коррупционных рисков в страховом законе: регулятору дается на откуп самостоятельно решать, кого лишать лицензии, а кого нет – за одни и те же нарушения, говорит партнер FMG Group Михаил Фаткин. И второй момент, продолжает он: суд указывает ЦБ, что решение об отзыве лицензии должно быть обоснованно и соразмерно, так как несет серьезные последствия для компании, чего суд в данном случае не усмотрел. Суд посчитал неконституционными положения страхового закона, которые предоставляют ЦБ право произвольно выбирать санкции, – это действительно спорный и очень интересный для судебной практики вывод, говорит юрист Forward Legal Олег Шейкин: если этот вывод устоит в вышестоящих инстанциях, это может стать положительным прецедентом для подконтрольных ЦБ компаний. Юрист полагает, что у решения суда первой инстанции хорошие шансы устоять в апелляции, поскольку суд очень качественно и подробно описал мотивы признания незаконным отзыва лицензии и не оставил без внимания доводы самого ЦБ, дав каждому из них оценку.

Вопрос о неконституционности полномочий и норм закона, по которым действует ЦБ, еще не рассматривался, говорит президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян: Конституция предусматривает принцип разделения властей, но оставляет за ЦБ статус независимого органа с неограниченным функционалом. ЦБ – фактически четвертая власть, которая совмещает в себе функционал судебной, законодательной и исполнительной власти, не разделяя ее ни с кем: это не столько противоречит Конституции, сколько здравому смыслу. Но чтобы признать норму закона неконституционной, надо признать таким весь закон о ЦБ, но действия и решения ЦБ не противоречат Конституции, так как она не проясняет его статус кроме того, что он независимый орган, полагает Тосунян.

Признание действий ЦБ недействительными, возможно, станет одним из основных доводов для защиты в споре о привлечении к гражданской, административной, уголовной ответственности менеджмента и акционеров, говорит руководитель направления «Банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков: возможно, но это крайне маловероятно, результаты успешного оспаривания даже можно будет использовать при взыскании с ЦБ убытков из-за последствий отзыва лицензии. Сама компания борется за возврат лицензии с уверенностью, что она еще в состоянии исполнить все обязательства, передал через представителя ее бенефициар Роман Цуркан.

← Назад