Ru
En
Наше мнение

Только по сути

01 февраля 2018

Суд не мотивировал свое решение. Можно ли отменить судебный акт

Законный, обоснованный и мотивированный — такова формула правосудного акта, закрепленная в ч. 4 ст. 15 АПК. Можно долго спорить, насколько правильно выделять мотивированность в качестве самостоятельного требования, но ее важность не вызывает сомнений. Благодаря нормам, обязывающим суд объяснять мотивы своего решения:

— судья более дисциплинированно относится к рассмотрению дела;
— лица, участвующие в деле, получают возможность понять, услышал ли суд их аргументы, и максимально полно реализовать свое право на обжалование;
— вышестоящие суды контролируют качество отправления правосудия;
— практикующие юристы могут оценить перспективы судебного спора с учетом формирующейся судебной практики, что особенно ценно, когда речь идет о неоднозначных правовых вопросах.

От полноты и последовательности мотивировочной части во многом зависит решение такой задачи арбитражного судопроизводства, как формирование уважительного отношения к закону и суду (п. 5 ст. 2 АПК).

Как правило, знакомство с мотивированным решением дает четкое представление, насколько судья захотел разобраться в деле и проявил внимание к правовой проблеме участников процесса.

Неудивительно, что аргументация судебных актов традиционно привлекает к себе пристальное внимание. И что появление и расширение случаев, когда изложение мотивов суда не требуется, вызвало серьезные дискуссии как в научной среде, так и среди практикующих юристов.

Немотивированность судебной позиции не является безусловным основанием для отмены акта

АПК говорит о необходимости мотивировать принимаемый судебный акт не только в ст. 15, но и в ряде специальных норм1.

Несмотря на это, суды нередко игнорируют данное предписание или выполняют его формально. В итоге появляются акты, в которых отдельные доводы и доказательства сторон даже не упоминаются, а аргументация сводится к ничем не подкрепленным констатациям.

Например: «Истец не доказал наличие оснований для обеспечения иска» или «Доводы, изложенные в жалобе, подлежат отклонению, так как направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в деле доказательств, были предметом рассмотрения судов и им дана надлежащая правовая оценка».

С тех пор как в АПК закрепили предварительную процедуру рассмотрения кассационных и надзорных жалоб в Верховном суде, отдельным объектом для упреков стала шаблонная мотивировочная часть определений об отказе в передаче жалоб на рассмотрение в судебном заседании.

И это особенно прискорбно, если учесть, что обязанность судьи мотивировать отказное определение была одной из основных причин, по которой Конституционный суд в свое время счел такую предварительную процедуру не нарушающей права на судебную защиту2.

Несоблюдение или формальное выполнение рассматриваемого требования порождает серьезные сомнения в законности и обоснованности вынесенного решения (определения, судебного приказа, постановления).

Однако степень такого нарушения и его последствия могут быть различны, поэтому оно не отнесено к числу безусловных оснований для отмены судебного акта и всегда оценивается вышестоящим судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

Если речь идет о судебном акте, который не является самостоятельным объектом обжалования (например, о протокольном определении), немотивированность не приведет к его отмене, но может повлиять на оценку итогового решения (определения, постановления).

Молчание суда несовместимо с концепцией справедливого разбирательства

Конституционный суд называет мотивированность судебного акта одной из фундаментальных процессуальных гарантий реализации права на судебную защиту (определения от 28.09.2017 № 2040-О, от 25.05.2017 № 1091-О, от 29.03.2016 № 661-О).

Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что немотивированное решение свидетельствует о нарушении права на справедливое судебное разбирательство, закрепленного в ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция).

В одном из дел суд так обозначил указанную взаимосвязь: «Довод заявителя в суде кассационной инстанции о том, что заключение эксперта было незаконно отклонено судом первой инстанции, был сформулирован им ясно и четко. Европейский суд полагает, что этот довод требовал точного и ясного ответа. При отсутствии такого ответа невозможно определить: либо суд кассационной инстанции просто не выполнил своей обязанности по рассмотрению довода заявителя, либо он намеревался отклонить его, и если имело место последнее, то какими были его мотивы для принятия подобного решения. Полное молчание суда кассационной инстанции по вопросу законности отказа в приобщении к доказательствам по делу заключения эксперта является несовместимым с концепцией справедливого судебного разбирательства» (п. 52 постановления от 22.02.2007 по делу «Красуля против Российской Федерации»).

И хотя в данном случае речь шла о нарушении ст. 6 Конвенции в рамках уголовного судопроизводства, заложенная в постановлении логика в полной мере применима к арбитражному процессу.

При этом, признавая важность мотивированных актов, Европейский суд по правам человека подчеркивает, что положение ч. 1 ст. 6 Конвенции не должно толковаться как обязывающее предоставлять подробный ответ по каждому приведенному до- воду (п. 83 постановления от 11.01.2007 по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации»).

Отсутствие мотивов не позволяет вышестоящему суду проверить законность и обоснованность судебного акта

Отсутствие аргументов часто позволяет вышестоящей инстанции сделать вывод, что суд вообще не проанализировал соответствующий довод, доказательство или требование.

Именно такую позицию занял в одном из дел АС Восточно-Сибирского округа, констатировав, что нижестоящие суды фактически не рассмотрели требования истца, поскольку не указали мотивы и обоснования, по которым отказали в их удовлетворении. Дело было направлено на новое рассмотрение3.

Отменяя акты первой и апелляционной инстанций по делу № А43-28924/2016, Суд по интеллектуальным правам не только отметил отсутствие мотивов, по которым были отклонены отдельные доводы сторон, но и указал, что проверяемые акты содержат общие выводы судов без отражения исследования и оценки представленных доказательств. В итоге суд кассационной инстанции признал судебные акты не отвечающими требованию мотивированности4.

Еще в одном деле кассация указала: «Принимая контррасчет ответчика, суд апелляционной инстанции… не проанализировал данный документ, не привел каких-либо доводов в пользу того, что данный расчет является верным и в силу каких обстоятельств данному контррасчету суд отдает предпочтение перед расчетом истца. Апелляционная коллегия ограничилась лишь указанием на то, что из контррасчета задолженности следует, что у ответчика отсутствует задолженность перед истцом, на основании чего сделан вывод об отсутствии у суда первой инстанции оснований для удовлетворения иска». Постановление апелляции было отменено5.

Нередко суды кассационной инстанции дополнительно указывают, что отсутствие мотивов не позволяет надлежащим образом проверить законность судебного акта или отдельных изложенных в нем выводов.

Так, в деле № 41-92848/2015 суд округа отметил, что с учетом предоставленных полномочий лишен возможности как опровергнуть доводы заявителя, которые не были предметом рассмотрения и оценки судов, так и согласиться с выводами судов, поскольку судебные акты не содержат мотивов6.

Проверочные инстанции тоже должны мотивировать судебный акт

Говоря о мотивированности судебных актов, вынесенных вышестоящими инстанциями, следует также учитывать, что механическое воспроизведение аргументов, которые привели нижестоящие суды, или простое согласие с ними вовсе не свидетельствуют о соблюдении ч. 4 ст. 15 АПК.

Правильность подобного подхода очевидна: цель вышестоящей инстанции как раз и заключается в том, чтобы выяснить, заслуживают ли изложенные в проверяемом акте доводы поддержки, и, что не менее важно, объяснить почему. В противном случае механизм проверки не работает, а новый судебный акт вызывает не меньше сомнений, чем его предшественники.

Так, в одном из дел суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов, поскольку они не аргументировали вывод о совершении спорной сделки вне рамок обычной хозяйственной деятельности общества. Судебные акты не содержали ни одно- го мотива и ссылок на доказательства, на основании которых суды пришли к данному выводу. При этом суд апелляционной инстанции не проверил доводы апелляционной жалобы, ограничившись, по сути, цитированием норм права и разъяснений Пленума ВАС7.

В другом случае суд округа не согласился с актом апелляционного суда, который, подтверждая решение суда первой инстанции, общей фразой указал на недоказанность вины ответчика в недостатках, выявленных по истечении установленного договором гарантийного срока. В итоге кассация передала дело на новое рассмотрение8.

Приведенные примеры отнюдь не означают, что проблема не- мотивированных актов на сегодняшний день практически решена. Наверное, каждый читатель сможет вспомнить не один случай, когда при рассмотрении дела доводы стороны игнорировались от инстанции к инстанции, а судебные акты словно бы выносились совершенно по другому спору — так мало было у них общего с правовой позицией, которую сторона изложила в процессуальных документах.

Однако нельзя не признать, что нормы АПК, закрепляющие требование мотивированности, обладают значительным потенциалом в обеспечении надлежащего отправления правосудия и при должной аргументации могут стать серьезным доводом в споре о правомерности принятого судом решения. Вот почему отказ от мотивировочной части равносилен снижению уровня гарантий, созданных для того, чтобы обеспечить наиболее полную защиту прав и охраняемых законом интересов в ходе арбитражного судопроизводства.

1  например, пп. 2, 3 ч. 4 ст. 170, п. 6 ч. 1 и ч. 2 ст. 185, п. 13 ч. 2 ст. 271, п. 13 ч. 2 ст. 289, п. 5 ст. 291.8, п. 6 ст. 291.9 АПК
2 п. 5 постановления КС от 05.02.2007 № 2-П
3 постановление АС Восточно-Сибирского округа от 27.03.2017 по делу № А33-16899/2015
4 постановление СИП от 14.06.2017 по делу № А43-28924/2016); см. также постановления АС Московского округа от 14.08.2017 по делу № А40-130777/2016, СИП от 20.07.2017 по делу № А73-12055/2016, АС Западно-Сибирского округа от 21.12.2016 по делу № А03-43/2009
5 постановление АС Дальневосточного округа от 22.01.2016 по делу № А59-707/2015
6 постановление АС Московского округа от 02.11.2016 по делу № А41-98248/2015; см. также постановления Президиума СИП от 10.07.2017 по делу № СИП-264/2016, ФАС Московского округ а от 31.05.2010 по делу № А40-121698/09-115-830
7 постановление АС Московского округа от 19.10.2016 по делу № А40-125232/13
8 постановление АС Московского округа от 14.08.2017 по делу № А40-130777/2016

Скачать презентацию

← Назад