Ru
En
Наше мнение

Только по сути

16 июня 2016

Разрешение конфликтов. Особенности российского эстоппеля

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ исключает возможность «формального» оспаривания сделки, когда сторона делает это только под угрозой расторжения договора, взыскания или иных неблагоприятных для нее последствий. Раньше это было распространенным явлением. Теперь участники гражданского оборота чувствуют себя более уверенно. Они защищены от ситуации, когда реально исполняемая или исполненная сделка «аннулируется» другой стороной со ссылкой на формальные нарушения.

В российском праве принцип эстоппель нашел отражение в п. 5 ст. 166 ГК РФ. Он, в свою очередь содержит конкретизацию общего принципа об отказе недобросовестному лицу в защите права (ст. 10 ГК РФ). Суть этого принципа заключается в том, что лицо считается связанным его собственным поведением и не может произвольно отказаться от него в ущерб правам и законным интересам других лиц, нарушая принципы добросовестности, разумности и справедливости.

Сегодня  п. 5 ст. 166 ГК РФ широко применяется при рассмотрении споров о признании сделок недействительными. Анализ судебной практики позволяет выделить ряд особенностей применения этой нормы:      

  • она применяется судами и к оспоримым, и к ничтожным сделкам;
  • она  применяется судами как при рассмотрении исков, так и при рассмотрении возражений против исков;
  • по мнению судов о недобросовестности стороны сделки могут свидетельствовать как ее активные действия, так и бездействие;
  • суды отказывают в применении нормы к сделкам, нарушившим публичные интересы;
  • суды отказывают в применении п. 5 ст. 166 ГК РФ, если ссылающаяся на него сторона сама действовала недобросовестно;
  • отказ в признании сделки недействительной не лишает других заинтересованных лиц права оспаривать ее.

Оспоримые и ничтожные сделки

Первоначально вывод о том, что п. 5 ст. 166 ГК РФ применим и для оспоримых и ничтожных сделок, был неочевиден.

Это произошло из-за формулировки п. 2 ст. 166 ГК РФ: «сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли».

В совокупности нормы пунктов 2 и 5 статьи 166 ГК РФ могли быть истолкованы таким образом, что ссылаться на недобросовестность контрагента по сделке можно только в случае ее оспоримости.

Однако, в настоящее время очевидно, что речь идет о «недействительности в целом», то есть и об оспоримости, и о ничтожности. Во избежание разночтений Верховный Суд РФ указал, что под «заявлением о недействительности» понимается заявление как об оспоримости, так и о ничтожности (Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25) (далее – Постановление №25).

Судебная практика подтверждает этот вывод. Так, в одном из дел ,заявляя встречный иск о признании недействительным (ничтожным) договора займа истец ссылался на противоречие спорного договора Федеральному закону от 18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации». Согласно  этому закону договор займа не может быть заключен с лицом, не являющимся членом кооператива. Суд указал, что поведение ответчицы, которая подписала договор займа как член кооператива, получила денежные средства по этому договору, в течение года выплачивала проценты за пользование займом и частично погасила основной долг, давало основания истцу полагаться на действительность сделки. В связи с этим требование о недействительности сделки, заявленное ответчицей после предъявления иска о взыскании задолженности по договору займа, должно быть оценено судом на предмет злоупотребления правом на признание сделки недействительной (Определение ВС РФ от 02.06.2015 №66-КГ15-5).

Равная допустимость для иска и для возражения

Вывод о том, что п. 5 ст. 166 ГК РФ может быть применен как при рассмотрении иска, так и возражений против него прямо следует из п. 70 Постановления № 25. Заявление о недействительности сделки может быть сделано в любой форме: требования, предъявленного в суд, возражения ответчика против иска и т.п. Однако, заявление о недействительности сделки в форме возражений на иск допустимо только в случае ее ничтожности, поскольку при оспоримости для признания сделки недействительной необходим отдельный иск.

Свидетельства недобросовестности

В качестве подтверждения недобросовестности стороны сделки суд может расценить как действия по исполнению сделки, так и, напротив, бездействие (например, отсутствие инициативы к расторжению договора).

В одном из дел государственное унитарное предприятие обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании задолженности по оплате услуг по договору о привлечении подвижного состава на перевозку пассажиров. Предприниматель, возражая против иска, ссылался на ничтожность договора и утверждал, что  предприятие не обладало полномочиями на его заключение В ходе рассмотрения дела выяснилось, что, начав осуществление перевозок, предприниматель обнаружил нецелесообразность  использования такого количества транспортных средств. В связи с этим он фактически не осуществлял перевозки по договору. Вместе с тем, обладая правом осуществлять перевозки и фактически не реализуя его, он не проявил инициативы для расторжения договораи сделал все возможное, чтобы не допустить других  перевозчиков к перевозкам на данном маршруте. Суд, ссылаясь на п. 5 ст. 166 ГК РФ подтвердил, что при таких обстоятельствах довод ответчика о ничтожности сделки не имеет правового значения (Постановление АС Волго-Вятского округа от 03.12.2015 по делу № А79-422/2015).

Публичные интересы не у дел

Суд может отказать в признании сделки недействительной на основании п. 5 ст. 166 ГК РФ только в том случае, если она нарушает права и законные интересы третьих лиц. Если сделка затрагивает сферу публичных интересов, иск о признании ее недействительной не может быть отклонен только по причине недобросовестного поведения истца.

Комитет по управлению имуществом обратился с иском к ООО о признании недействительным в силу ничтожности договора аренды земельного участка. Суд отклонил ссылку ответчика на п. 5 ст.166 ГК РФ в связи с тем, что спорный договор заключен с нарушением порядка предоставления земельных участков под строительство объектов жилого назначения, установленного ст. 30.1 ЗК РФ, то есть нарушает публичные интересы (Определение ВС РФ от 15.01.2015 № 308-ЭС14-7645).

В другом деле индивидуальный предприниматель обратился к Комитету ЗАГС о признании недействительным одностороннего расторжения соглашения о сотрудничестве. В рамках соглашения предприниматель должен был организовывать торжественную регистрацию заключения брака путем «предоставления обрядовых услуг». Комитет предъявил встречный иск о признании соглашения недействительным в силу ничтожности (притворная сделка). Возражая против встречного иска, предприниматель указывал, что Комитет действует недобросовестно, ссылался на п. 5 ст. 166 ГК РФ. Тем не менее, кассация согласилась с тем, что заключенное сторонами соглашения было направлено не на выполнение Комитетом обязанности по организации торжественной регистрации брака, а на осуществление бизнесменом предпринимательской деятельности в помещении, являющимся государственной собственностью, без должного оформления прав. Суд признал сделку недействительной, не приняв во внимание ссылку  на п. 5 ст. 166 ГК РФ, поскольку она противоречила публичным интересам (Постановление АС Волго-Вятского округа от 21.01.2016 по делу № А17-70/2015).

Сторона сама действует недобросовестно

Норма п. 5 ст. 166 ГК РФ рассчитана на защиту добросовестной стороны сделки – той, которая полагаясь на поведение контрагента, считала сделку действительной. Суды зачастую отказывают в применении п. 5 ст. 166 ГК РФ в том случае, если сторона, заявляющая о недействительности сделки, сама действовала недобросовестно.

Например, организация, являющаяся субъектом регулируемой деятельности в сфере энергоснабжения, обратилась с иском к ООО о взыскании задолженности по оплате продукции (химически обессоленной воды). Общество предъявило встречный иск о признании недействительным договора энергоснабжения, оформленного в виде протокола согласования свободной оптовой цены на продукцию. Истец, возражая против встречного иска, ссылался на п. 5 ст. 166 ГК РФ. Суд округа указал, что нижестоящие суды правильно отклонили эту ссылку как несостоятельную. Суд кассационной инстанции согласился с мнением судов, что названные нормы  направлены на защиту добросовестной стороны, положившейся на заверения или поведение контрагента по оспоримой сделке и действовавшей с намерением исполнить ее. Профессиональный участник рынка энергоснабжения знал о том, что тариф подлежит государственному регулированию, однако своевременно не предоставил документы в РЭК для получения тарифа. В связи с этим истец по первоначальному иску не может считаться добросовестной стороной сделки, соответственно, его интересы не подлежат защите и правоотношениям сторон не применимы нормы п. 2, 5 ст. 166 ГК РФ.

Другие лица могут оспаривать сделку

Очевидно, что отказ суда в признании сделки недействительной не лишает других лиц права оспорить ее по тому же, или по другим основаниям. При этом лица, оспаривающие сделку, должны быть добросовестными.

← Назад

Публикации на тему

Похожие проекты

Российский промоутер выиграл суд против Дона Кинга

Суд Нью-Йорка признал Дона Кинга виновным в нарушении договора о проведении боксерского боя Джонс — Лебедев за титул чемпиона мира по версии WBA. Джонс применил допинг, что привело к отмене боя. Суд признал Дона Кинга ответственным за действия его бойца.

Спор МРСК и гарантирующего поставщика на 829 млн рублей

Гарантирующий поставщик потребовал компенсации потерь электроэнергии, возникших в «чужих» сетях. МРСК требовала оплаты услуг по передаче энергии, отказываясь признавать их потерями. После затяжного судебного конфликта МРСК доказала свою правоту.