Ru
En
Наше мнение

Только по сути

24 июля 2017

Перспективы принятия единого закона о тарифном регулировании

Эксперты продолжают обсуждать концепцию единого закона о тарифах. В нем будут закреплены основы государственного регулирования цен для большинства регулируемых видов деятельности. Нужен ли этот закон бизнесу? Сможет ли он решить назревшие проблемы в сфере тарифного регулирования? Об этом в авторской колонке рассуждает Юлия Лысова, адвокат Forward Legal.

Федеральная антимонопольная служба России предлагает создать единый закон о тарифном регулировании взамен множества отраслевых законов, которыми сейчас определяются правила формирования тарифов на отдельные виды услуг и ресурсов, таких как железные дороги, аэропорты, лекарства. Основные принципы представленной концепции предполагают унификацию требований при установлении тарифов во всех сферах и введение единых методов их госрегулирования. Концепция вводит в практику создание цифровой тарифной заявки, которая публикуется перед направлением регулятору, чтобы потребители и другие заинтересованные лица могли направить замечания. Заявка в органе регулирования может обрабатываться с помощью автоматизированных механизмов.

Сейчас вопросы формирования цен на услуги в различных областях экономики (там, где цена формируется под контролем государства) регулируются отраслевыми законами. Инициатива ФАС может решить целый ряд проблем и вопросов. Но есть и опасение: установление общих принципов и правил тарифного регулирования одновременно для разных сфер (энергоснабжение, водоснабжение и водоотведение, теплоснабжение и многих других) не позволит учесть отраслевую специфику указанных видов деятельности.

В концепции единого закона заложены принципы, отвечающие интересам бизнеса: установление тарифов исходя из экономических показателей компании и на долгосрочный период, открытости деятельности РЭКов и регулируемых организаций, обеспечение недискриминационных условий для предпринимательства. Эти принципы позволят перевести процесс ценообразования в регулируемых сферах на новый уровень. Ведь сегодня процесс установления тарифов часто носит закрытый характер, решения, принимаемые РЭК разных субъектов Российской Федерации по одним и тем же вопросам, противоречат друг другу.

Один из самых наболевших вопросов для регулируемых организацией сейчас – это вопрос о включении расходов в тарифы. Действующее законодательство и практика его применения позволяют регулирующим органам почти произвольно снижать или исключать из тарифа экономически обоснованные расходы ресурсоснабжающих организаций. Это тормозит развитие бизнеса и создает риски его эффективному и безубыточному функционированию.

В качестве примера можно привести дело № А40-92497/16-79-798, рассмотренное Арбитражным судом города Москвы (сейчас в апелляции). Суд отказался признать экономически обоснованными расходы ресурсоснабжающей организации ООО «РВК-Воронеж» на услуги стратегического управления, оказанные ООО «Росводоканал». Указанные услуги ООО «Росводоканал» как центр компетенций предоставляет региональным ресурсоснабжающим организациям. В решении суд по существу отказался от идеи ФАС России по созданию центров компетенций для повышения эффективности деятельности регулируемых организаций. Кроме того, суд проигнорировал заключение назначенной им же судебной экспертизы, которая подтвердила экономическую обоснованность понесенных расходов на центр компетенций.

Попытка разрешить указанную проблему предпринята в едином законе. Так, при разработке концепции законопроекта ее авторы отмечали, что сейчас у хозяйствующего субъекта нет реальной возможности в состязательном порядке доказать публичному органу факт несения и, самое главное, экономическую обоснованность расходов, учитываемых в тарифах. Это не позволяет достигнуть баланса интересов потребителей и регулируемых организаций.

В качестве одного из способов решения этой проблемы в законе должен появиться институт экспертизы экономической обоснованности предлагаемого хозяйствующим субъектом тарифа. В сегодняшних реалиях такая экспертиза проводится исключительно сотрудниками РЭК соответствующего субъекта федерации, тогда как концепцией предусматривается возможность ее проведения в независимой организации. Более того, представители регулируемых организаций также будут вправе представлять в тарифное дело собственное экспертное заключение. Предст авляется, что подготовка подобных заключений важна не только на стадии утверждения тарифа, но и для будущих судебных разбирательств, поскольку они формируют альтернативу позиции регулирующего органа, которая может учитываться судом.

Хотелось бы отметить еще ряд положительных изменений, которые согласно концепции будут отражены в едином тарифном законе. В частности, закон будет предоставлять регулируемым организациям возможность оставить за собой экономию, полученную при оптимизации операционных затрат, если выполнены все положения производственной программы. Планируется ввести институт регуляторного контракта, который позволит хозяйствующему субъекту и публичному органу заключать гражданско-правовой договор, устанавливающий тариф на долгосрочную перспективу (от 5 лет и выше). Такой договор может быть привлекателен для бизнеса, поскольку позволяет планировать деятельность в долгосрочной перспективе.

Единый закон о тарифах, по мнению его разработчиков, приведет к снижению тарифов. Однако само по себе снижение тарифов не должно быть самоцелью единого закона. Закон должен предусмотреть такие правила, которые позволят бизнесу в данных сферах развиваться и привлекать инвестиции.

Поэтому, подводя итоги, хотелось бы сказать, что единый закон о тарифах будет иметь смысл только в случае, если предложит механизмы, которые позволят бизнесу развивать регулируемые сферы деятельности и эффективно решать проблемы, связанные с установлением тарифов и разрешением споров в этой сфере. Представляется, что планируемые изменения могут существенно помочь в выполнении этих задач. На это и нужно ориентироваться при создании закона.

← Назад

Публикации на тему

Похожие проекты

Крупный девелопер защитился от претензий на 200 млн рублей

Крупный застройщик мог стать жертвой действий недобросовестного подрядчика. Подрядчик «атаковал» застройщика надуманными требованиями на сумму около 200 млн рублей. Все попытки подрядчика взыскать деньги провалились.