Ru
En
Наше мнение

Только по сути

14 декабря 2017

Наследственные фонды vs завещательные трасты

В результате проведенной в этом году реформы наследственного права с 1 сентября 2018 г. граждане Российской Федерации смогут при составлении завещания принять решение об учреждении наследственного фонда. Такой фонд создается после смерти гражданина и осуществляет управление наследством* . По замыслу разработчиков, это позволит не только защитить бизнес наследодателей, но и организовать после их смерти благотворительную деятельность по аналогии с известными иностранными фондами Нобеля, Боша и др. В чем сходства и различия российских наследственных фондов и англосаксонских завещательных трастов?

Наследственный фонд создается во исполнение завещания гражданина на основе его имущества. Фонд управляет полученным по наследству имуществом в течение определенно- го срока или бессрочно в соответствии с условиями, указанными в завещании. Нотариус в период, не превышающий трех дней с момента открытия наследства, направляет заявление о регистрации фонда в уполномоченный орган.

Создать наследственный фонд при жизни нельзя, хотя первоначальная редакция закона допускала такое положение. Специалисты считают это недостатком, поскольку владельцам капитала хотелось бы видеть как работают учрежденные ими фонды.

Имущество фонда формируется за счет пере- данного наследства и доходов, полученных от его использования. Наследодатель определяет круг третьих лиц (выгодоприобретателей или отдельные категории лиц), которым имущество фонда будет передано полностью или частично1 . Также наследодатель определяет устав и условия управления фондом, изменить которые руководство и выгодоприобретатели не вправе. Исключение из этого правила предусмотрено только для тех обстоятельств, когда управление на прежних условиях становит- ся невозможным по непредвиденным обстоятельствам или выясняется, что выгодоприобретатель является недостойным наследником. В указанных случаях любой орган фонда вправе обратиться в суд и изменить условия.

Российские наследственные фонды имеют сходство с англосаксонскими институтами пожизненных и  завещательных трастов (trust inter vivos, testamentary trusts соответственно), создаваемых по воле учредителей таковых (express trusts). Их сближают функции данных институтов, позволяющие обеспечить сохранность имущества в случае расточительности бенефициаров и защитить интересы несовершеннолетних или ограниченно дееспособных бенефициаров, так как управление осуществляется профессиональным субъектом.

Несмотря на гибкость английского наследственного права, в ХХ в. в Англии также появились нор- мы, направленные на защиту интересов ближайших родственников. В частности, были приняты за- коны «О наследовании (обеспечении семьи)» 1966 г. (Family Provision Act 1966) и «О наследовании (обеспечении семьи и иждивенцев)» 1975 г. (Inheritance (Provision for Family and Dependants) Act 1975), в которых определен круг лиц, обладающих правом на обязательную долю.

С помощью траста наследодатели обходят нормы наследственного законодательства2. Это достигается за счет расщепления права собственности, когда учредитель траста (settlor) передает титул (legal title) на свое имущество доверительному собственнику (trustee), а тот, в свою очередь, управляет им в интересах бенефициаров (cestuis que trust), которым имущество принадлежит по праву справедливости (equitable title). Имущество, переданное в английский траст, не входит в наследственную массу, соответственно, бенефициары уже не могут распоряжаться им и претендовать на обязательную долю.

Выгодоприобретатель российского наследственного фонда по общему правилу утрачивает право на обязательную долю, но может потребовать ее, от- казавшись от прав выгодоприобретателя. При этом суд может уменьшить размер обязательной доли, если сочтет притязания наследника неразумными.

Трасты позволяют защитить активы наследодателя, поскольку доверительный собственник не является наследником и не отвечает по долгам учредителя траста. Наследственный же фонд отвечает по долгам наследодателя на общих основаниях.

В сравнении с наследственными фондами трасты более вариативны. Например, в зависимости от личности бенефициара выделяют частные трасты, созданные в пользу какого-либо конкретного лица или группы лиц (private trusts), и трасты благотворительные (charitable trusts), для которых действует специальный налоговый режим3.

В свою очередь, частные трасты (private trusts) подразделяются на фиксированные (fixed interest trusts) и дискреционные (discretionary trusts). В пер- вом случае бенефициар имеет закрепленное за ним право на получение определенной или определимой части от ежегодного чистого дохода4, во втором — доверительный собственник сам устанавливает круг бенефициаров.

Некоторые черты дискреционных трастов присущи и  наследственным фондам. Так, наследодатель может предоставить органам фон- да возможность самостоятельно определить выгодоприобретателей.

Отличие российских наследственных фондов от английских трастов заключается в их правовой природе. Если выгодоприобретатели траста являются бенефициарными собственниками, то права выгодоприобретателей фондов, скорее, характеризуются обязательственной природой. Они наделе- ны правом входить в состав высших коллегиальных органов фонда, получать его имущество полностью или частично, запрашивать и получать информацию о деятельности, требовать проведения аудита и возмещения убытков в случае нарушения условий управления фондом. При этом выгодоприобретатели фондов не могут распоряжаться своими правами. В отличие от английских трастов единоличным собственником наследственной массы остается наследственный фонд.

Создание российских наследственных фондов представляет собой попытку адаптации англосаксонского института траста к отечественному законодательству. Для чего это было сделано? Очевидно, что указанные изменения осуществляются в обеспечение интересов наиболее социально обеспеченных представителей населения. Государство стремится вернуть капитал состоятельных граждан, предлагая им использовать аналоги зарубежных правовых механизмов. Вместе с тем в принятой редакции закона отчетливо прослеживается компромисс между реформаторами и консервативно настроенным профессиональным сообществом, что делает реформу половинчатой и не снижает привлекательность англосаксонских завещательных трастов.




* От конструкций совместного завещания супругов и наследственно- го договора пришлось отказаться, но, судя по заявлениям П.В. Крашенинникова, планируется раз- работка отдельных законопроектов, посвященных данным институтам.

1 Еще на  этапе обсуждения законопроекта положения о возможности передачи имуществ фонда отдельным категориям лиц критиковались за неопределенность. Эксперты отмечают, что данная норма может быть использована для различных злоупотреблений, например, для сокрытия имущества от кредиторов учредителя фонда или легализации преступно нажитого имущества

2 Соколова Н.В. Доверительная собственность (траст) в  континентальной Европе. — М.: Инфотропик Медиа, 2012. — 160 с.

3 Соколова Н.В. Указ. соч. — 160 с.

4 Underhill A., Hayton D. Law Relating to Trusts and Trustees. London: Butterworth, 1987. — P. 30.

← Назад