Ru
En
Наше мнение

Только по сути

20 апреля 2018

Идеологический спор о российской энергетике

Российская «дочка» немецкого концерна Uniper судится с антимонопольной службой. Речь идет о Берёзовской ГРЭС в Красноярском крае

Для понимания сути стоит слегка погрузиться в историю. Когда-то вся страна узнала про «крест Чубайса». Это график с двумя линиями: рост потребления электроэнергии и действующие мощности. Означал он, что необходимо срочно строить новые станции, иначе блэкаут.

В связи с этим правительство развернуло программу модернизации по договорам предоставления мощности, сокращенно ДПМ. Инвестор строил генерацию, за это получал гарантированный возврат своих вложений. По этой программе была построена и заработала Берёзовская ГРЭС в Красноярском крае.

Владелец теплостанции — компания «Юнипро», российская дочка немецкого концерна Uniper. Два года назад на третьем энергоблоке произошел пожар, часть оборудования вышла из строя. Но в течение полугода «Юнипро» получала от потребителей оплату за электроэнергию. Всего около 1 млрд рублей. Это совсем немного, примерно 5% от того, что потребители должны были платить, если бы не произошла авария. И, очень важно, эти деньги компания получила по закону, основания прописаны в правительственном постановлении. Но в какой-то момент пришли антимонопольщики.

Недавно Федеральная антимонопольная служба (ФАС) решила, что энергетики нарушили закон. Позицию компании для Business FM озвучил представитель «Юнипро» Дмитрий Ермиличев:

Дмитрий Ермиличев представитель «Юнипро»:

«Выводы и толкования, которые содержатся в позиции ФАС России, являются прецедентными для всей электроэнергетики нашей страны и могут иметь негативное влияние на работу всего рынка электроэнергии в нашей стране. Мы в своих действия руководствовались теми нормативными документами, которые существуют, и строго следовали регламенту. Получается, что ФАС России своим решением перечеркивает все существующие правила, которые не они устанавливали».

Вот к чему, например, придралась ФАС. Антимонопольщики решили, что пока потребители платили за электричество, на станции отсутствовало оборудование. То есть, по их мнению, энергоблока как бы нет. Это в том числе позволило вынести решение не в пользу энергетиков. Но энергоблок есть. Там просто идет аварийный ремонт, который обещают закончить в следующем году.

В «Юнипро» утверждают, что ФАС даже отказалась приехать к месту аварии, и ее суждение оценочное. Впрочем, даже если бы регуляторы приехали, этого мало, чтобы дать объективную оценку. Мнение старшего партнера адвокатского бюро Forward Legal Алексея Карпенко:

Алексей Карпенко, адвокат, старший партнер компании Forward Legal: 

«Вы можете смотреть на оборудование, стоять напротив него, а по бумагам оно может отсутствовать. Кроме того, вы можете видеть перед собой груду металла и камней, при этом только специалист скажет: это ремонтнопригодное оборудование, оно вообще подлежит восстановлению? Та мощность, которая была частично утрачена в результате аварии, она вообще может быть восстановлена в каком-то ближайшем временном горизонте или нет? Это может сказать только специалист. То есть по бумагам может быть одно, а де-факто может быть другое».

Кроме того, ФАС сочла, что «Юнипро» воспользовалась доминирующим положением. Хотя реальная доля компании в регионе — около 5%.

В правительстве поддержали позицию энергетиков. Более того, на их сторону, кажется, перешел и бизнес. Один из потребителей электроэнергии Берёзовского ГРЭС — Богучанский алюминиевый завод, это совместный проект «Русала» и «Русгидро». В марте предприятие потребовало расторгнуть с «Юнипро» договор о предоставлении мощности и вернуть деньги. Но недавно завод передумал и отозвал свои требования.

Что же касается ФАС, то разбирательство продолжится в суде. И от его исхода зависит реакция инвесторов. Если регулятор сможет в одностороннем порядке нарушить договоренности между Правительством, Минэнерго и инвесторами, то обещанный возврат инвестиций станет дополнительным риском. Желающих просто может не найтись.

Тем временем в отрасли обсуждается «новый ДПМ». Предполагается, что работы будут оплачивать потребители, а средства будут «размазываться» во времени. Это позволит финансировать более затратную модернизацию, требующую вложения до 75-85% от типовых капзатрат и увеличивающую мощность более чем на 10%. 

Можно долго спорить, кто прав или виноват, приводя понятные только специалисту детали. Но в остатке — идет идейный спор о стратегической отрасли, куда пришли иностранные инвесторы, построили электростанцию и столкнулись с неоднозначными действиями регулятора. Наверное, это тоже крест. Не Чубайса, а просто крест.

← Назад