Ru
En
Наше мнение

Только по сути

06 сентября 2019

Банкротиться нужно в десятки раз дешевле

Министр экономического развития Максим Орешкин в интервью Business FM заявил, что банки должны нести ответственность за «хищническое кредитование» населения. Поскольку в ситуации, когда человек попадает в долговую яму, по мнению министра, виноваты обе стороны. И сейчас Минэкономики подготовило предложение, как упростить процедуру банкротства физлиц, которая сейчас, по словам Орешкина, может стоить для должника 200 тысяч рублей.

«Накрутили разных посредников, разные процедуры, которые на самом деле абсолютно не нужны. Вот сейчас мы вносим предложение для того, чтобы стоимость этой процедуры для человека упала до 10 тысяч рублей. С 200 тысяч до 10 тысяч, чтобы эту процедуру можно было пройти гораздо проще».

Процедура личного банкротства существует уже четыре года. Тех, кто прошел через это, — около 100 тысяч человек. Потенциальное число банкротов — в десять раз больше, судя по данным Национального бюро кредитных историй за прошлый год. И можно объяснить, почему все они не бегут в суд. Несмотря на то что интернет заполнен предложениями компаний помочь списать долги. На сайтах предлагается пройти тест: какая у вас сумма долга, какое есть имущество, — чтобы узнать, сколько будет стоить начать новую жизнь, нужно оставить номер телефона. И выходит, банкротство по карману только довольно состоятельным банкротам. Комментирует адвокат адвокатского бюро «Форвард Лигал» Данил Бухарин.

«В законе о банкротстве установлено, что управляющий официально имеет право получить вознаграждение, ограниченное 25 тысячами рублей. Однако по факту управляющий не будет работать за такую сумму, и всегда между должником либо кредитором, который инициирует процедуру банкротства, существует некое другое соглашение, которое определяет действительно размер стоимости услуг управляющего. Скажем, по Москве он может составлять в среднем от 300 тысяч рублей за процедуру банкротства. И второй неожиданный момент — то, что не всегда суд удовлетворяет требования об освобождении долга, именно это является основной целью в банкротной процедуре. Сейчас суды более настороженно относятся к желанию должников освободиться от долгов, тщательнее исследуют обстоятельства и причины возникновения задолженности и более критично относятся к доводам должников о том, что возникшие обязательства и невозможность их погасить связаны с какими-то кризисными моментами, а не с тем, что они совершили намеренный уход от погашения долга».

«В законе о банкротстве установлено, что управляющий официально имеет право получить вознаграждение, ограниченное 25 тысячами рублей. Однако по факту управляющий не будет работать за такую сумму, и всегда между должником либо кредитором, который инициирует процедуру банкротства, существует некое другое соглашение, которое определяет действительно размер стоимости услуг управляющего. Скажем, по Москве он может составлять в среднем от 300 тысяч рублей за процедуру банкротства. И второй неожиданный момент — то, что не всегда суд удовлетворяет требования об освобождении долга, именно это является основной целью в банкротной процедуре. Сейчас суды более настороженно относятся к желанию должников освободиться от долгов, тщательнее исследуют обстоятельства и причины возникновения задолженности и более критично относятся к доводам должников о том, что возникшие обязательства и невозможность их погасить связаны с какими-то кризисными моментами, а не с тем, что они совершили намеренный уход от погашения долга».

Чтобы стать банкротом, долг должен быть не менее 500 тысяч рублей. Нужно быть готовым лишиться всего имущества, кроме единственного жилья, — продается в том числе общее имущество супругов. И, конечно, вопрос о том, насколько реально вывести все, что нужно? По закону должник должен предоставить список всех совершенных за трехлетний период сделок. Так что подстраховываются сильно заранее. А кредиторы оспаривают в суде то, что подозрительно похоже на вывод активов.

Еще среди минусов банкротства: три года после него нельзя быть гендиректором юрлица, пять лет нельзя открывать собственный бизнес и нужно указывать факт банкротства в заявлениях на кредиты. Рассказывает начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

— Но после этого, наверное, ни в жизнь не дадут кредит и будет довольно сложно вести финансовые дела?

— Ну, определенные проблемы, конечно, у человека будут — это клеймо. На пять лет запрет на ведение достаточно широкого спектра операций. У вас испортится, естественно, кредитная история. Ну, в общем, хорошего мало. Но основная морковка, если речь идет действительно о крупной сумме, она списывается.

Все доходы заберут в счет погашения, оставив на карманные расходы сумму в прожиточный минимум — около 11 тысяч рублей. Правда, как писал Forbes, например, когда банкротился бывший парламентарий и волгоградский бизнесмен Олег Михеев, на содержание матери и двоих детей суд разрешил получать 53 тысячи рублей — из 360-тысячной депутатской зарплаты.
← Назад